Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

12 14 16

 

Муниципальное казённое учреждение культуры «Сычевский краеведческий музей»
Версия для слабовидящих

Выдающиеся люди и Сычёвский край

                     Орест Георгиевич Верейский

    

 график с мировым именем, Народный художник СССР, действительный член Академии Художеств СССР, лауреат Государственной премии СССР.  Родился Орест Георгиевич 7 июля 1915года в с. Аносово Сычевского уезда Смоленской губернии в семье известных российских деятелей культуры. Его отец-известный художник Георгий Семенович Верейский, а мать Елена Николаевна - писательница, дочь историка Н.И.Кареева. Детские годы Верейский провел (до 1922 года) в Аносове. Становление Верейского как художника проходило в Ленинграде. Главным его наставником в искусстве был отец. С 1940 года Верейский жил и работал в Москве. Очень широко известен Верейский как художник книжной графики. Им были иллюстрированы произведения Шолохова, Паустовского, Фадеева, Пришвина, Бунина, Хэмингуэя и др. За участие в иллюстрировании издания 200-томной «Библиотеки всемирной литературы» Верейский в 1978 году была присуждена Государственная премия. В 1984 году он был награжден Золотой медалью Академии художеств за иллюстрации и оформление романа Л. Толстого «Анна Каренина». Особое место в творчестве Верейского занимают иллюстрации к произведениям Твардовского, с которым художник встретился и навсегда подружился на фронте, в редакции газеты «Красноармейская правда». Именно образ Василия Теркина, созданный Верейским, был утвержден самим А.Т. Твардовским. О. Г. Верейский умер 2 января 1993 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Какой это был выдающийся художник и замечательный человек, можно узнать, прочитав статью, опубликованную в "Общей газете" в декабре 1993 г. Статью написала Наталия Ильина:

«В газетном сообщении читаем, что "на семьдесят девятом году скончался Орест Георгиевич Верейский, выдающийся мастер графики, академик, народный кудожник". Смерть эту преждевременной не назовешь: возраст смертный. Жизнь прожита не даром, многое успел покойный, имя свое прославил, отечество отблагодарило его - и Народный и академик. Значит, скончался человек старый, маститый. Так воспримут это сообщение люди, Верейского не знавшие. Но для тех, кто его знал и называл "Орик", он не был ни стариком, ни тем более "маститым". Узнав о его кончине, думая о нем, я услышала, что твержу одни и те же слова: "Какой это был прелестный человек!"  В книге "Встречи в пути", рассказывая о своем отце, известном художнике Г. С. Верейском, Орест Георгиевич пишет: "Отец был не только скромен, но и невероятно застенчив. Всегда старался видеть в людях доброе. Если приходилось быть свидетелем чьей-то бестактности, заносчивости, он испытывал мучительную неловкость".  Эти слова относятся и к Оресту Георгиевичу. Отец был его первым учителем. В двадцатые годы в доме Верейских бывали художники Александр Бенуа, Добужинский, Сомов, Яремич, Замирайло. Два года ученичества провел Орест Георгиевич в мастерской А. А. Осмеркина. Таким образом, будущий художник рос и складывался около представителей славного племени российской интеллигенции. "Рвется связь времен!" - говорили на похоронах Чуковского. Эти же слова уместно повторить, прощаясь с Верейским. С этим прелестным человеком, которого я знала 30 лет и уход которого нанес очередной удар по русской культуре.  Я вспоминаю, как во время дружных застолий в его доме на Пахре, каждый стремился что-то рассказать, "занять площадку", перебивали друг друга, но особенно часто - хозяина дома. Ему, с его учтивостью, с его воспитанностью, и слова иногда не удавалось вставить. "Орик, извини, я тебя  перебью!" - говорил кто-нибудь из нас, и сейчас мне кажется, что я - чаще других.  А ведь он был человеком блистательным! Начну с малого, с его золотых рук. Что бы у кого не ломалось - бежали к Орику. Отрывали от работы. А отказать он, конечно, не мог. Вот как это отразилось в его стихах: "Писать стишки, чинить очки - моя прерогатива. Но как-то раз я унитаз чинил друзьям на диво. Сверлю, точу, грибы ищу, пред делом не пасую. Я пью вино, гляжу в окно и изредка рисую".  В течение десяти лет мы с А. А. Реформатским проводили летние месяцы в маленьком доме на участке Верейских. Все эти годы А. А. и О. Г. обменивались шутливыми стихами. Псевдоним одного "Искандер Ислахи", второго "Маркиз де Конкомбр". Вот как рекомендует себя "маркиз" в очередном послании: "Имеет облик человека. Немолодого, сталось так, что вот почти уж четверть века, как он вступил в законный брак. Вальяжен. Выпить не дурак". Послание снабжено рисунком - автор изобразил свое лицо в удлиненной форме огурца. А. А. нежно любил Верейского. Сохранил всю их переписку, все стихи, и сегодня мне радостно и грустно их перечитывать.  Как-то в летний день мы с Людмилой Марковной Верейской сидели в саду, болтали, внезапно сверху послышалось щелкание кастаньет и топот. На балконе второго этажа, а вернее на площадке, куда выходили окна мастерской, танцевал Орест Георгиевич. Плясал - превосходно. Мы внизу умирали от смеха, а танцор сохранял полную серьезность. Отплясав, раскланялся и удалился. Он в то время, может быть, еще не был академиком, а уж членом-корреспондентом Академии художеств наверняка был.  Его великолепное чувство юмора проявлялось, конечно, и в рисунках. Каждый год его друзья получали новогоднее поздравление с рисунком Верейского. Новорожденный год изображался то в виде амура с крылышками, то в виде малютки-художника в берете, но голенького, то в виде танцующей девушки, полуприкрывшей лицо маской зайца (видимо, то был год "зайца"). Каждый рисунок был элегантен и остроумен. Они сейчас передо мной. Особенно больно мне смотреть на последний: поющий петух. Из его клюва вылетают цифры: 1993. Цифра 3 повторяется, становясь все бледнее, бледнее - и наконец исчезает. Будто художник предвидел, что в этом году его ждет "дорога не скажу куда". Он любил свой дом на Пахре. Любил свою мастерскую, откуда он однажды вышел, не зная, что больше туда не вернется. Там, в мастерской, там, на лужайке перед домом, я буду его видеть, вспоминая. Я вхожу, скрипнув калиткой, а он идет мне навстречу по залитой солнцем зеленой лужайке. Его больше нет. А у меня обрушился еще один кусок жизни."

А вот слова самого Ореста Верейского:

 «Известно, что детство у человека по ощущению - самое долгое, юность - кажется, что не будет ей конца, а потом... Когда идешь с горки, шаг убыстряется. Бег времени почти физически ощутим.

Что войны, что чума?

- конец им виден скорый:

Их приговор почти произнесен.

 Но как мне быть с тем ужасом, который

 Был бегом времени когда-то наречен?"

 И еще у Ахматовой: "Какой короткой сделалась дорога, которая казалась всех длинней".

 Как несправедливо коротка человеческая жизнь - думаешь, когда тебе перевалило за семьдесят. Но если представить себе, как много прожито, пережито, изведано, увидено... Сколько радостей, бед, тревог, огорчений, ошибок, сколько дел вмещает одна человеческая жизнь - такая ли короткая, как нам кажется?  Хотелось бы еще сказать - сколько сделано! Но этого как раз и не скажешь. Потому что всегда кажется - мало, непростительно мало. Во всяком случае, по тому счету, какой постоянно предъявляешь себе. Нужно было, можно было - больше. Не по простому счету - бумаги, красок извел тонны. Если бы где-то велся такой немыслимый учет - право, было бы чем гордиться. Вон сколько наработал! Но не по весу же судить. Нет предела нашим устремлениям, только вот возможности, наверное, ограничены.  Сколько хороших книг хотелось бы еще проиллюстрировать, успеть бы только. Сколько лиц, чем-то в разное время привлекших твое внимание, хотелось бы нарисовать. Сколько набросков в твоих альбомчиках еще не реализовано.  Когда приходит пора подводить итоги, о чем ни думаешь, все неизбежно начинается со слов: недоделал, недоувидел, недо... Этих "недо..." - множество. Господи, кажется давно ли говорили: молодой, подающий надежды. И вдруг: "Вы художники старшего поколения..."  Вот что страшно - наступает время потерь. Теряешь близких - сначала родителей, потом старших товарищей, потом - снаряды рвутся рядом - уходят твои сверстники. Теряешь друзей, которых тебе со временем недостает все больше. А еще говорят, что время лечит...  Наверное, поэтому захотелось рассказать о тех, кого мне так недостает. Но я не сразу отважился написать о них, потому что прекрасно понимаю - не достаточно общаться с человеком, даже хорошо его знать, чтобы суметь рассказать о нем. Рассказать так, чтобы люди, не знавшие его, хоть немного его узнали, а знавшие - узнавали. Если бы каждому это было доступно - все могли бы стать писателями.  Я же - художник. Но зрительная память - благословенное профессиональное качество - помогает мне и тут. Вспоминая человека, с которым я часто и подолгу общался, отчетливо вижу его. Перед моим мысленным взором предстает он, как живой. Я слышу его голос, его манеру говорить, вижу его характерные движения, жесты, походку. Суметь бы только сделать обратный перевод - изображение в слово. Для меня - обратный, потому что я - иллюстратор книг. А иллюстрация - всегда своеобразный перевод. Перевод Слова на язык графики. Не слова, но их смысл, содержание становятся линиями, штрихом, цветом-рисунком. Это сравнение ни в какой мере не умаляет роли художника-иллюстратора книги, права на самостоятельность, так ревниво оберегаемого иллюстраторами. Здесь перевод - сложнейшая задача, и от меры отпущенного нам дарования, знаний, культуры зависит качество перевода МЫСЛИ на ИЗОБРАЖЕНИЕ. А тут у меня все наоборот - нужно выразить словами мелькающие в твоем сознании зримые образы. Легко ли?  Но, может быть, мой рассказ, помноженный на читательское воображение, сумеет дополнить то, что вы уже знали, читали об этих замечательных людях. Что-то добавить к уже сложившемуся в вашем представлении образу. И тогда моя скромная задача будет решена.

 Говорят, человек жив, пока его помнят и любят. Это - об ушедших. А живым воздавать должное хотелось бы при жизни." 

Василий Васильевич Докучаев

В 2016 году  исполняется 170 лет со дня рождения  великого ученого, нашего земляка Василия Васильевича  Докучаева. Это выдающийся геолог, профессор кафедры минералогии Петербургского университета, теоретик, новатор, создатель новой науки о почве. Василий Васильевич Докучаев родился 1 марта 1846 года в селе Милюково Сычевского уезда (ныне это Новодугинский район) в многодетной семье. Его отец, Василий Сергеевич, был сельским священником – небогатым, добросовестным и скромным, мать, Пелагея Трофимовна, была женщиной доброй и умной, дети ее очень любили. Свое детство будущий ученый провел среди крепостных ребят на лоне раздольной смоленской природы. Ловил рыбу, целыми днями пропадал с мальчишками на берегу любимой реки Качни. Здесь зарождалась великая любовь к природе, к родной земле. Грамоте маленького Василия обучил отец, а затем, одиннадцатилетнего Васю Докучаева отдали на казенное содержание в духовное училище в Вязьму. Затем-Смоленская духовная семинария, звание одного из лучших учеников, и, наконец, Петербургская духовная академия. Успешно сданы экзамены. Но учеба длится всего две недели. Молодой, подающий надежды по всем статьям богослов Василий Докучаев решительно рвет с академией и переходит на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета. Отсюда начнет он путь к вершинам науки и займет в естествознании свой неразработанный никем участок-почвоведение. Имя В.В.Докучаева поставят в один ряд с классиками мирового естествознания Коперника, Дарвина, Ляйеля. Свою первую дипломную статью Докучаев посвятил родным местам и с детства знакомой речке Касне, за  эту работу он получил диплом, в котором указывалось, что “по представлению диссертации признан достойным ученой степени кандидата, в коей он и утвержден постановлением Совета Университета 20 сентября 1871 года”. Нелегко далось Василию Васильевичу  изучение  земли матушки-природы, для этого ему пришлось буквально исколесить всю европейскую часть России в разного рода почвенных экспедициях, организованных по его же инициативе. Он не был кабинетным ученым. На Смоленщине Докучаев с головой окунается в изучение речной системы Вазузы. Гжатский, Сычевский, Вяземский уезды Докучаев исходил вдоль и поперек. Три года ушло на изучение Вазузской системы. С научными целями он путешествует по верховьям Днепра и Западной Двины. Пересекает огромные болота, исследует рукава рек, озера и заливные долины. Занимается Докучаев и научной работой, формируя свою теорию. Выводы Докучаева легли в фундамент отечественной геоморфологии. В 1878 году он блестяще защитил диссертацию на звание «Магистра» геологии и минералогии. Его научные интересы расширяются, и он переходит к изучению почвенных образований. Делает доклад о подзолистых почвах Смоленской губернии. Принимает участие в составлении и редактировании почвенной карты Европейской России. В декабре 1883 года публикует работу, ставшую позднее всемирно известной «Русский чернозем». Докучаев представляет ее в качестве докторской диссертации. Защита диссертации проходит триумфально. Докучаеву присуждается степень доктора геологии и минералогии. Академия наук удостаивает Макарьевской премии, Вольное экономическое общество подносит дарственный адрес. Он получает университетскую кафедру минералогии. Но  тихая, размеренная жизнь ему не по душе. И он снова отправляется в экспедиции, которые растягиваются на годы.   Накапливается многотомная история наблюдений. Выходит знаменитая книга « Наши степи прежде и теперь», которая была посвящена  борьбе с засухами. Не сразу пришло осознание человечеством уникальности почвенного образования, его особой роли в жизни цивилизаций. Даже среди учеников Докучаева находились те, кто рассматривал землю лишь как средство производства. И снова экспедиции, поездки в Бессарабию и Кавказ, последнее путешествие - Лорийские степи, Западная Грузия, Чаква. Он уехал больным, надеясь, что привычная работа его излечит. Три года он стоически сопротивлялся болезни. 26 октября 1903 года завершился круг его жизни. Не пришлось испытать В.В. Докучаеву чувство полного удовлетворения от заслуг, славы и мирового признания при жизни. Тяжелый недуг рано вырвал его из активной деятельности. Это потом идеи ученого обретут вместе с его талантливыми последователями всеобщую славу и мировое признание русской школы почвоведения. К удивлению многих ученых коллег он много занимался  практическими вопросами сельского хозяйства. Докучаев видел нужды народа, живо откликался на них. Он хорошо понимал практическое значение науки почвоведения. Его тезисы актуальны и сейчас: «Земля преимущественно кормит Россию, от ее щедрот существенно зависит  и наш государственный бюджет. С этой точки зрения, возможное детальное и возможное широкое изучение почв России, бесспорно, есть дело общегосударственное и общенародное, и притом первостепенной важности», «Прежде чем затрачивать миллионы на осушение болот, необходимо доказать, что реки, берущие свое начало в болотах, могут обойтись и без них. Иначе нам придется еще больше затратить и труда, и средств, чтобы обводнить осушенную местность…” . Докучаев В.В. принадлежит к числу наиболее выдающихся ученых 19 столетия, ученых, имеющих мировое значение. Его трудами положено начало той огромной и важной отрасли нашего знания, которая известна под именем генетического почвоведения. Так писал о нашем земляке советский почвовед, академик В.Р.Вильямс.

Казаков Николай Федотович, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, автор 25 изобретений.

  

       Родился в д. Асеково Тёсовской волости Сычевского уезда (ныне Новодугинский) 30 декабря в 1906 году в крестьянской семье. Закончил 5 классов Бурцевской школы. В 20-х годах участвовал в создании комсомольской организации Сычёвского уезда и ликвидации безграмотности.  В 19 лет Николай уехал в Ленинград, поступил на работу слесарем в Главные мастерские Северо-Западной железной дороги. Но будущий учёный понимал, что нужно обязательно продолжить образование, поэтому, окончив вечернюю школу рабочей молодежи, в 1932 году он становится слушателем Промышленной Академии, которую заканчивает с отличием, получив специальность инженера - технолога по машиностроению. С 1937 года в возрасте 31 года  Николай Федотович работает заместителем главного инженера авиационного завода, а затем начальником строительства. В тяжёлые для страны военные годы Николай Федотович был назначен директором авиационного завода, выпускавшего боевые самолёты для фронта, в 1943 г. он награжден орденом Ленина, в 1944 году ему присвоено звание инженера – полковника. В 1945 году Николай Федотович награжден орденом Отечественной войны 1 степени и был участником исторического парада 1945 года на Красной площади.  После войны Николай Федотович целиком и полностью занялся научной работой.  В 1951 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1953 году сделал научное открытие. Разработал принцип диффузионной сварки в вакууме. Диффузионная сварка является одним из приемов соединения деталей с помощью воздействия на них давления. Она осуществляется в вакууме при высокой температуре путем прикладывания к деталям сдавливающих сил. Диффузионная сварка нашла широкое применение в промышленности, в частности, она незаменима в сфере электронного приборостроения. Благодаря диффузионной сварке можно сваривать:        любые материалы, при этом не нарушая их текстуры и не ухудшая их свойств (металлические изделия с неметаллическими, например сталь и графит, стекло и медь).      В конце 50-х годов нашего столетия родилась новая отрасль человеческой деятельности — космонавтика. Об этом на весь мир возвестили сигналы первого советского спутника Земли, утвердив тем самым ведущую роль нашей страны в освоении космического пространства. А в начале 60-х годов по инициативе главного конструктора ракетно-космических систем академика С. П. Королева была поставлена принципиально новая задача — исследовать возможность выполнения сварки непосредственно в космосе. При проведении исследований предполагалось, что сварка в космосе будет использоваться для ремонта космических кораблей и орбитальных станций, а так же  сборка и монтаж металлоконструкций, находящихся в орбитальном полете. Необходимо было разработать технику и технологию выполнения сварочных работ в принципиально новой для человека среде — космическом пространстве, основными отличиями которого являются: невесомость, глубокий вакуум, широкий интервал температур, при которых может находиться свариваемое изделие.   Впервые исследования были выполнены в 1965 г. на летающей лаборатории, а уже  16 октября 1969 года был выполнен первый в мире эксперимент по сварке в космосе на космическом корабле «Союз-6» летчиками-космонавтами Г. С. Шониным и В. Н. Кубасовым. Выполненный в космосе эксперимент подтвердил на практике научные исследования нашего учёного-земляка: непосредственно в космосе процессы плавления, сварки и резки электронным лучом протекают стабильно. Будучи уже известным учёным, Николай Федотович приезжал на свою малую родину. Он принимал участие в праздновании 50-летия Сычёвской комсомольской организации. В1982 году была издана книга его воспоминаний «Годы и десятилетия», где Николай Федотович рассказывает и об истории комсомольской организации Сычёвского уезда. В 1983 году Николаю Федотовичу Казакову было присвоено звание «Почётный гражданин города Сычёвки». В 1984 году за разработку и широкое внедрение в самые разные области промышленности нового метода соединения разнородных материалов – диффузионной сварки – коллективу авторов во главе с Казаковым была присуждена Ленинская премия. «Заслуженный деятель науки и техники, наш земляк, РСФСР Казаков Н.Ф. – автор более 500 научных работ, многих изобретений, на которые получено 66 авторских свидетельств и 9 патентов на изобретения за рубежом. Умер Николай Федотович в том же 1984 году в Москве.

Синёв  Николай Михайлович, выдающийся конструктор, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР.

    Николай Михайлович родился в д. Высокое Ржевского уезда Тверской губернии 10 декабря 1906 г.  в крестьянской семье. Вскоре после рождения сына семья Синёвых переехала на родину матери в Сычевский уезд Смоленской губернии. С 7 лет Николай пошёл учиться, проявляя большой интерес к учебе. Так как родители не могли обеспечить полного образования сына, трудовую деятельность  Николай начал с 14 лет: делопроизводителем в Волостном исполкоме, а затем в хозяйственно-финансовой части Сычёвского Уездного отдела народного образования. Днем он работал, а по вечерам учился. Он также писал афиши для Сычёвского кино, занимался репетиторством по математике, всё это давало  ему немного средств.   Закончив Сычёвскую школу, встал вопрос о дальнейшей учёбе. И в 1924 году Николай поступил на Губернские курсы красных учителей, по окончании которых работал учителем в Катынской школе, а затем в Уездном, а затем в Губернском комитете председателем бюро Юных пионеров. Смоленский  Губернский комитет, учитывая большое желание Николая учиться  и его способности  к этому, направил его на учебу  в Московское высшее техническое училище им. Баумана, «с твёрдой уверенностью, что окончив ВУЗ, он будет ценным для страны  специалистом».  После окончания Университета почти 30 лет жизни Николая Михайловича были связаны с Ленинградским Кировским заводом, где он прошел путь от инженера-конструктора до главного конструктора завода. В предвоенные годы Николай  Михайлович был заместителем главного конструктора завода по тяжелым танкам, Во время войны Кировский завод был эвакуирован в Челябинск. В это время Синев назначен главным инженером Опытного танкового завода (завод №100), и уже в августе 1943 года возглавил группу инженеров, участвовавших в государственных испытаниях танков КВ-85 и ИС-85. В ноябре 1943 года танк ИС-85 был принят на вооружение, а группе конструкторов-разработчиков танка, в том числе и Н. М. Синеву была присуждена Сталинская премия.

 

           В 1945 году США открыто продемонстрировало всему миру разрушительную мощь своего нового оружия – атомной бомбы, и теперь она должна иметь надежное средство его доставки. По воздуху, так как это было с Японией, сопряжено с большим риском, значит, единственно разумным способом доставки ядерного груза должна стать субмарина, но такая, которая сможет скрытно ни разу не всплывая, нанести решающий удар для этого идеально подходила атомная подводная лодка. Создание такой субмарины было сложнейшей задачей в то время, даже для США. Советский Союз опять оказался в роли догоняющего. В 1949 году были проведены испытания первой советской атомной бомбы, а в сентябре 1952 Сталин подписал постановление о создании атомных подводных лодок в СССР. В этом грандиозном секретном проекте принимал участие и наш земляк – Синёв Николай Михайлович. Им созданы главные агрегаты и насосы для первого контура атомных судовых установок. Синёв Николай Михайлович был также руководителем проекта комплексной газотурбинной установки атомохода «Ленин». Николай Михайлович принимал активное участие в разработке оборудования для получения обогащенного урана, был главным конструктором передвижной атомной электростанции ТЭС-3.  В 1961 году Николай Михайлович был назначен заместителем Председателя Государственного комитета СССР по мирному использованию атомной энергии. Заслуги Н.М. Синёва отмечены двумя орденами Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, многочисленными медалями.   После ухода на пенсию Н. М. Синев продолжал трудиться в качестве научного консультанта. Умер Н. М. Сивев 4 сентября 1991 года.

Ионов Пётр Никифорович, Заслуженный художник РСФСР

       Петр Никифорович Ионов(1911-1999) принадлежал к тому поколению художников, у которых основные вехи биографии так или иначе сопричастны с этапами жизни нашей страны. Эта сопричастность формировала его мировоззрение, характер, определяла гражданскую и творческую позицию.

       Ионов –смолянин, родился в маленькой деревеньке Ворончихе Сычевского уезда. Одно из отрадных воспоминаний детства- увлечение рисованием. 15-летним отправляется Ионов с отцом на заработки в Москву. Посещение Третьяковской галереи усилило его интерес к искусству. С 1927 г. он учится в Москве в художественной студии. В 1931г. поступает на второй курс Ленинградской академии художеств, где проучился всего несколько месяцев. Это был еще период становления советской художественной школы, и в учебных заведениях часто занимались экспериментаторством, что не устраивало талантливого юношу. В 1932 г. Ионов возвращается на родину, поселяется в Сычевке. Все свободное время отдает искусству: рисует, пишет с натуры. Как вспоминал художник, эти годы и были годами его учебы, вернее годами его самообразования. «Руководя изостудией при Доме пионеров, я учился рисовать и писать вместе с ребятами.»

        Из предвоенного творчества художника ничего не сохранилось: все сгорело в Сычевке. В 1943 г., по освобождении города, Ионов был призван в армию. После войны, работая в школе, в музее, не оставлял занятие искусством. В 1946 году он был принят в члены Московского товарищества художников. С 1950 года Ионов переходит полностью на творческую работу, в 1952 году впервые участвует на республиканской выставке в Москве. Имя художника из Сычевки становится известным в художественных кругах. Этапной в творческой биографии художника явилась картина « На лужке» (1954г.) Искренность сюжета, обаяние деревенских ребят, пленэрная живопись привлекли внимание посетителей выставок и критиков. Работа экспонировалась на республиканской и всесоюзной выставках. Картина «На лужке» с этюдами к ней была удостоена диплома 1 степени Министерства культуры РСФСР. Особый успех имела картина Ионова «Теплый дождик»(1955), прошедшая многие выставки, приобретенная Министерством культуры для Третьяковской галереи. Это повесть о родной земле, о духовной красоте простых людей, о дожде как долгожданной благодати. Художник вложил в картину хорошее чувство и это чувство передается зрителям. Эти произведения и определили амплуа художника Ионова как мастера тематической картины.

         В 1955 году Ионова принимают в члены Союза художников СССР. В 1958 году Смоленское начальство приглашает его на жительство в Смоленск. Начинается новый период в жизни и творчестве Петра Никифоровича Ионова. Он включается в общественную и художественную жизнь города. Смоленские художники избирают его председателем правления своей организации. Избирается он и в состав правления Союза художников РСФСР. Ионов- участник первого съезда Союза художников СССР. Но, как и прежде , Ионов много работает творчески.

         Он не изменяет своей привязанности к деревне, много ездит по области. Жизнь подсказывает все новые и новые сюжеты, одно за другим появляются на выставках его произведения. И первыми зрителями теперь являются его земляки- смоляне. В 60-70 годы художник создает: «Зимним вечером», «В музее», «Порожняки»,»Осень». Знание жизни современной ему деревни, достоверность, любовь к своим героям были присущи этим произведениям Ионова.

          В 1960-х годах в советском изобразительном искусстве постепенно утверждаются новые черты, принципы, выразительность в расширении тематики, неподражания искусства, более глубоких его толкований, поисках новых изобразительных средств. Начинается новый период в развитии нашего искусства. Сама жизнь ставила новые задачи.

           В работах П.Н. Ионова «Отдых», «На току», «Разговор» при всей верности теме можно отметить некоторый отход от традиционных предыдущих его картин, отразившийся во фрагментарности их композиций, укрупнении фигур, «размашистости» живописи, усиления светового строя и элементов освещения.

           Если говорить о специализации Ионова как художника, то необходимо отметить, что параллельно с тематическими картинами он много работал в области портретно-жанровых произведениях, герои портретов колхозники, труженики Смоленщины, близкие художнику мужественные, трудолюбивые, жизнерадосные.

           В портретном жанре творчества Ионова особое место принадлежит автопортретам. Это и «специальные», созданные художником для выставок, для зрителей(хранятся они в музейных собраниях), потому что долгие годы находились в личном собрании художника в его мастерской. Их много. Ни у кого из смоленских художников нет такого количества автопортретов. Исполненные маслом или графическими средствами, имеющие завершенную форму или являющиеся этюдами, набросками, автопортреты. В целом это зримая биография в разных ее жизненных проявлениях одного из талантливых смоленских художников, теперь ушедшего в историю 20 века.

        Работы художника П.Н. Ионова  хранятся во многих музеях России, в частности в Смоленском музее-заповеднике, в музее «Русская старина», в Рославльском, Ельнинском, Сычевском музеях, в Новосибирске, в Третьяковской галерее, в частных коллекциях.

        С описанием работ П.Н. Ионова можно познакомиться по каталогам. Хорошим пособием для любителей изобразительного искусства является книга «Художники земли смоленской», ее авторы: В.Н. Осокин, П.Ф.Рыбченков, А.П.Чаплин, В.В.Федоров. Книга издана в 1965 году в Ленинграде.

         В разное время о творчестве П.Н.Ионова писали газеты «Советская культура», «Рабочий путь».

         Умер художник 07.09.1999 г. в г.Смоленске.

Антонина Тихоновна Пальшина

            Много славных и героических страниц насчитывает история нашей большой страны – России. Самый тяжёлый след в истории народа всегда оставляют войны. Но военное время – это не только время смерти, голода, разрушений, это ещё и время мужества, героизма.    Первая  Мировая война 1914-1918 гг. - война, которая  принесла человечеству невиданные лишения и страдания. В эту бойню оказались втянуты более 30 государств. Потери со всех сторон были просто чудовищными, около 10 миллионов человек умерли только от эпидемий и голода, столько же убитыми, свыше 20 миллионов ранеными и искалеченными.   Война – дело мужское. Это утверждение всегда принималось за аксиому и, разумеется, не случайно: на всем протяжении человеческой истории война действительно была прерогативой мужчин. А вот женщина солдат, женщина с оружием в руках – это во все времена становилось событием невероятным, порождавшим массу легенд, слухов и домыслов. И одна из первых таких женщин была Надежда Андреевна Дурова, она также известна под именем Александра Андреевича Александрова. Это - кавалерист-девица, офицер       Русской Императорской армии, участница Отечественной войны 1812 года и талантливая писательница XIX века. Десять лет она провела на полях сражений, служила ординарцем у главнокомандующего Русской армии фельдмаршала М.И. Кутузова. Она прошла путь от рядового солдата до штабс-ротмистра, и за совершённые подвиги, мужество и отвагу была награждена Знаком отличия военного ордена – солдатским Георгиевским крестом. И, надеемся, что вам будет любопытно узнать, что история Сычёвского края связана с судьбой ещё одной отважной женщины - воительницы. Это - Антонина Тихоновна Пальшина. Удивительная судьба этой женщины достойна восхищения. Она также является уроженкой Сарапульского уезда, из которого начался славный путь известной кавалерист-девицы Надежды Дуровой, героини Отечественной войны 1812 г., о подвиге которой Пальшина тогда еще не знала.             Пальшина Антонина Тихоновна - родилась 8 января 1897 года в глухой деревушке Шевырялово Сарапульского уезда Вятской губернии (это в 10 километрах западнее Сарапула) в бедной крестьянской семье. Девочке с раннего детства не чужд был тяжелый крестьянский труд. Далее по настоянию отца  Антонина пошла учиться в церковно-приходскую школу. После смерти родителей она  переехала к старшей сестре в Сарапул, где начала обучаться портному делу. Закончив курсы  шитья, Антонина  стала работать портнихой на небольшой фабрике вплоть до 1913 года. Однако, заработать на жизнь в то время было сложно и Антонина  решает  податься в теплые края — уехать на заработки в Баку, где  она устраивается на   работу  в булочную.  На берегу Каспия ее и застало известие о начале Первой мировой войны, и с этого момента  жизнь Антонины круто изменилась. Движимая патриотическим чувством, девушка решила отправиться на фронт.  Но так как в то время женщин в армию не брали даже добровольцами, она решила проникнуть на фронт под видом мужчины. Купив на бакинском базаре поношенную солдатскую форму, обрезав волосы, девушка явилась на призывной пункт, где полным ходом шла запись добровольцев в Кавказскую армию. Так в сентябре 1914 года вместо девицы Антонины на свет появился рядовой Антон Пальшин, направленный в один из кавалерийских полков.   Воевала Пальшина храбро: неоднократно участвовала в кавалерийских атаках, из-под огня выносила раненых товарищей. Свой первый подвиг она совершила в бою под турецкой крепостью Гасанкала. Сражение длилось не один час. Кавалерийский натиск казаков неприятель встретил сильным артиллерийским огнём. Когда пулеметная очередь выбила из седла командира эскадрона, на правом фланге, пришпорив коня, вперёд вырвался какой-то смельчак: «Антошка!»- понеслось по рядам, и сотня ринулась за ним. Антонина довела их до вражеских траншей, и когда уже пошла лихая, беспощадная и безудержная рубка, упала на руки подоспевших кавалеристов с простреленным плечом. В походный лазарет её принесли без сознания. А спустя день поползли по полку странные слухи, мол, в лазарете говорят, Антошка - семнадцатилетняя девушка. Недоумевали бывалые рубаки, не могли прийти в себя от стыда товарищи - одногодки Антона. А унтер ходил, опустив голову, ошалело разводил руками.                                                                 Чтобы подчистую не списали, Антонина ушла сама, решив сохранить солдатский мундир и перебраться на другой фронт, австрийский. Там можно снова встать  в строй, «новичком».        Однако на вокзале в Баку при проверке документов Пальшину задержала полиция. Наметанный полицейский взгляд сразу же «высчитал» странного солдата. Документов нет, выспрашивает, какая часть идёт на фронт.  Выяснив ее личность, Антонину доставили к сестре в Сарапул. Отважную наездницу, несмотря на все ее заслуги, ждало изгнание из боевых рядов славных российских кавалеристов: служить женщине в строевых частях в то время не полагалось. Казалось, война для нее окончилась. Помощь пришла неожиданно. О подвиге девушки узнали в редакции местной газеты «Прикамская жизнь», опубликовав о ней заметку. После чего в ее честь местные промышленники и купцы устроили банкет, а дочь сарапульского градоначальника определила Антонину на курсы сестер милосердия. По окончании курсов в апреле 1915 года она была направлена на Юго-Западный фронт. Здесь молодую сестру милосердия распределили в один из госпиталей г.Львова.  Ухаживала за ранеными и больными Пальшина самоотверженно, сутками не покидая госпиталя. Но, как она вспоминала впоследствии, ей казалось, что она мало помогала фронту, что «…здесь может всякий работать... Все тянуло меня, не знаю почему, к передовой линии, где идут бои, бьет артиллерия, где рвутся снаряды, истекают кровью солдаты... Неудержимо тянуло на передовую линию, чтобы быть вместе с солдатами, вместе в боях и окопах».  И вот случай представился. Во время ее дежурства умер молодой солдат. Пальшина воспользовалась его обмундированием, коротко постриглась и на следующую ночь покинула госпиталь. Вскоре она уже месила новенькими сапогами дорожную грязь. Дорогу на фронт можно было и не знать – достаточно идти на шум. Так и шла Антонина всю ночь. К рассвету пробилась к обозу, а через некоторое время вместе с пополнением попала в 75-й Севастопольский пехотный полк первой армии легендарного Брусилова. Вторичное самозванство Антонины раскрылось уже через несколько дней. Рота выстроилась на плацу. По традиции перед боем полковой поп – Анисим - отпускал каждому грехи. Подозвали и Антошку: «Ну, кайся, отрок, в прегрешениях,- привычно перекрестил отец Анисим служивого». «Грешна я, батюшка, - шепотом сказала Антонина,- ведь я девушка, а не парень». Но вместо отпущения грехов отец Анисим вдруг взвился криком на весь плац: «Изыди, сатана, проклинаю тебя, святотатец!» солдаты хохотали, что за шутку отчебучил Антон? «Виновник»  же «святого» гнева густо покраснел  и ни с кем до вечера не разговаривал. Конечно конфуз дошел до командующего фронтом генерала Брусилова. Но тот под свою ответственность не только разрешил Антонине остаться в строю, но и стал внимательно следить за судьбой и военной карьерой своей «крестницы».  Однажды Пальшина с командиром взвода и еще одним солдатом отправилась в окопы противника за «языком». На посту стоял вражеский часовой. Командир зашел с тыла, нанес ему удар, однако тот не только устоял на ногах, но и успел крикнуть. В следующую секунду Пальшина сильным ударом сбила часового с ног и мгновенно запихнула ему в рот кляп. «Язык» был благополучно взят и доставлен в штаб полка, а  хороший и смелый солдат Пальшин – на заметке у командиров. Вскоре за геройские действия  при штурме высоты на реке Быстрица  Антон награждается  георгиевским крестом третьей степени  и получает чин ефрейтора и была поставлена во главе пехотного отделения.   Летом 1916 года разгорелся жаркий бой под Черновицами. Огонь австрийцев прижал пехоту к земле. В роте Антонины многих повыбило. Лишь затихла канонада, командир взвода попытался поднять солдат в атаку, но пуля опередила… Антонина оказалась рядом. Она умело перевязала раненого, затем сама повела роту. Заняли первую линию неприятельских окопов, достигли второй. Но… бежать становилось с каждой секундой всё труднее. Теплая струйка крови наполняла сапог, но Антонина не покидала строй, пока не потеряла сознание.  Очнулась она лишь через несколько дней в полевом лазарете, не зная, что в 75 пехотном уже издан следующий приказ № 861: «Пальшин Антон (он же Пальшина Антонина) награждается Георгиевским крестом четвёртой степени». Вручал награду сам генерал Брусилов прямо в полевом лазарете. Отдавая орден, он приказал присвоить ефрейтору чин младшего унтер - офицера. Однако, надеть новые  погоны Антонине  так и не удалось, с военной службой георгиевскому «кавалеру» все же пришлось расстаться: многочисленные осколочные ранения и тяжелая контузия Антонины оказались очень серьезными, и вплоть до лета 1917 года она находилась на излечении в Киевском военном госпитале. В этот период она сближается с большевиками, а вскоре переходит на их сторону.  Зимой 1918 г  волна рабоче-крестьянской борьбы  забрасывает Антонину Тихоновну в город Сычёвку Смоленской губернии. Здесь, на сычёвской земле Антонина влюбляется и  выходит  замуж за Григория Георгиевича Фролова, коменданта железнодорожной станции Сычёвка. Когда в Сычёвке была создана уездная чрезвычайная комиссия, Фролов был назначен председателем, его верная спутница Антонина Тихоновна также вошла в состав ЧК, где работает  машинисткой, а затем сотрудником исполкома.      На сычёвской земле Антонина Тихоновна стала матерью, 28 апреля 1919 года у неё родился сын Сергей. Сергей Григорьевич Фролов – участник Великой отечественной войны, участник Парада Победы, военный лётчик - испытатель. С 1938 года летал на 49 типах советских и иностранных самолётов, провёл около двухсот испытаний опытных и модифицированных самолётов. С 1961 года – член Государственной комиссии по пилотируемым космическим полётам. Уроженец Сычёвской земли, Сергей Григорьевич Фролов готовил Юрия Алексеевича Гагарина к полёту, испытывал его скафандр, провёл с ним последний час перед полётом. Очень интересны и важны для сычевлян воспоминания Антонины Тихоновны, где она рассказывает о своей работе в Сычевской ЧК: «…Особенно трудно было вести борьбу за хлеб, за обеспечение Ленинграда, Москвы,.. Казалось, не было конца беспризорникам  и мешочникам, которые буквально заполонили железнодорожную станцию… Шныряли охотники за ответственными работниками и чекистами, стреляли по ним из-за угла. В 1918 году ранили в живот первого заместителя председателя горисполкома Н.И. Березина. Врачи в то время саботировали. Для того, чтобы сделать ему операцию, пришлось взять из тюрьмы хирурга. Под страхом  народного гнева он сделал операцию. Ассистировала ему я, как умела, как могла… Но особенно тяжело мы переживали «Варфоломеевскую ночь».  Банда появилась со стороны Ржева, было три часа утра. Выбежав на улицу, мы увидели страшное зрелище. От гостиницы через площадь по Советской улице около многих домов лежали изуродованные трупы мужчин, некоторые из них ещё были живы. Бандиты вызывали жителей города на улицу и тут же около домов их уничтожали. Впоследствии выяснилось, что участником этого гнустного дела был эсер н. Беднушкин… В Сычёвском уезде в то время были ещё князья и помещики, но уже не имеющие никакой власти. Весной 1918года князь Мещерский ( последний владелец усадьбы Дугино)  с женой помогали нам подметать площади, наводить порядок и чистоту… Как - то в имении князя Урусова (Мальцево) наши чекисты арестовали управляющего. При обыске у него обнаружили мешок…  в мешке оказалось много золота, жемчуга, бриллиантов. Особенно бросался в глаза золотой голубь. Как выяснилось, этот голубь украшал царские ворота в церкви. Здесь же мы нашли массивные золотые поповские кресты… Обнаружили прекрасное ожерелье из крупного жемчуга…Впервые в своей жизни я узнала тогда, что такое бриллианты… всё это богатство мы на второй день сдали  в Сычёвское отделение Государственного банка по акту…»    В 1921 году Антонина Тихоновна сдала все свои сбережения, свои боевые награды -  георгиевские кресты  и платиновую брошь, врученную ей как сотруднице ЧК за раскрытие заговора против советской власти, в фонд помощи голодающим.  В 1927 году ей была сделана операция ... И в это время, её муж - Фролов Григорий Григорьевич оставляет  её - больную  и никому не нужную. Антонина Тихоновна  вернулась в Сарапул, а в 1932 году вышла замуж за рабочего Г.С. Придатко.  В годы Великой Отечественной войны он ушел добровольцем на фронт и в 1943 году погиб. Пальшина подавала также заявление с просьбой об отправке на фронт, но ей было отказано. Тогда она добровольно пошла работать сначала на лесозаготовки, затем в колхоз, организовывала кампании по сбору теплых вещей для фронта, а так же работала в городской больнице медсестрой. В 1956 году она вышла на пенсию. Несмотря на тяжелые ранения, полученные на Первой мировой, голод и изматывающий труд в военные годы, Антонина Тихоновна всегда была крепка духом, поражая окружающих неиссякаемым оптимизмом и жизнелюбием. В последние годы жизни А.Т. Пальшина регулярно перечисляла часть своей пенсии в Фонд мира.   Умерла младший унтер-офицер русской армии, Георгиевский кавалер Антонина Пальшина, не дожив 5 лет до своего столетнего юбилея – в 1992 году. Похоронена в Сарапуле. Народный художник Удмуртии Пётр Семёнов написал портрет Пальшиной, Народный писатель Удмуртии Семён Самсонов — повесть «Не сказка — быль», композитор Геннадий Корепанов-Камский — оперу «Россиянка». Документальные памятники об Антонине Тихоновне — более трёхсот документов, фотографий, книг, её личных вещей — хранятся в Музее истории и культуры Среднего Прикамья (Сарапул), в их числе дневники-воспоминания, шесть простых ученических тетрадок в линейку и клеточку. Свои воспоминания Антонина Тихоновна написала по просьбе Николая Николаевича Брусилова, племянника знаменитого генерала-кавалериста, командующего Юго-Западным фронтом в империалистическую войну. Они впервые были подготовлены и опубликованы журналистом А. Артамоновым в газете «Удмуртская правда». В 2001 году документальной студией «Центр» был снят фильм «ХХ век. Великая Россия». Одна из серий посвящена Антонине Пальшиной.  Антонина Тихоновна Пальшина  повторила подвиг Надежды Дуровой, своей землячки, является национальной героиней, второй русской женщиной, выступившей в войнах под мужским именем. На необычной, героической биографии Пальшиной будет воспитываться не одно поколение. И как важно помнить о  тех трагических событиях, чтобы не допускать повторения ошибок, которые могут стоить жизней миллионов. Уроки Первой мировой войны не должны быть забыты.

 

 

 

 

МКУК «Сычевский краеведческий музей»

Тел.: +7 (48130) 4-16-98
E-mail: Sichmuzeum@yandex.ru


Анонсы мероприятий и выставок

 

                                        

 

Сычёвский краеведческий музей

приглашает всех желающих

 на творческую встречу с

Заслуженным художником России

Ляшенко Валерием Ивановичем

Мероприятие состоится 08 декабря в 14-00 час.

 

 

 

                                                                              

© Муниципальное казённое учреждение культуры «Сычевский краеведческий музей», 2017

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | Карта сайта | Интернет-приемная

Адрес: 215280, Смоленская обл., г.Сычевка,
ул. Б. Пролетарская, д.3
Телефон: +7 (48130) 4-16-98
E-mail: sichotdelkult@rambler.ru